Наслаждайся моментом, а не жди наступления следующего этапа

Статья уставшего отца о необходимости быть «в моменте».

Был как-то у доктора, и медсестра, мать пятерых детей и бабушка целой дюжины внуков, сказала, что жизнь проходит слишком быстро: «Я уверена, что вы это слышите постоянно, но так оно и есть».

Да, я слышу это постоянно. И это правда. Как вчера помню, как стоял, наклонившись над кроваткой нашего новорожденного первенца. Мне было 24 года, это был первый вечер нашего сына дома. Он казался таким крохотным и спал. Все, о чем я тогда мог думать – как теперь изменится моя жизнь. Я нервничал и не знал, что с этим делать. Но вернуть все как было уже не представлялось возможным – слишком поздно. И в этом было что-то очень страшное. Словно у меня отобрали руль от жизни – за меня решили, в каком направлении мне теперь двигаться. И о пункте назначения я, кажется, слышал, но плохо себе его представлял.

Моя жизнь изменилась.

И все еще меняется.

С самого первого дня перемены – это все, что у вас есть. С Тристаном, нашим первенцем, все началось с бессонных ночей. Сейчас ему девять, поэтому теперь главные проблемы – домашние задания и гигиена. А между этими двумя стадиями перемен были еще миллионы других.

И вот в этом родительство. Постоянное ощущение, что впереди ждут новые испытания, которые, как ты надеешься, будут лучше прежних. Например, наша младшая не так давно научилась ходить, теперь спать ее не уложишь, она встает посреди ночи, а в пять утра просыпается и бежит до самого вечера. Я о ее нежелании спать много думаю, пока сонный и с красными глазами, уставший сижу на работе. И моя жена тоже об этом думает, когда готовится к своим урокам, стараясь не заснуть по ходу дела. Мы с ней в последнее время часто говорим о том, как круто будет, когда Аспен научится спать всю ночь, как это уже умеют наши старшие дети.

Но мы редко говорим о том, какая Аспен сейчас забавная по сравнению с другими нашими детьми. Она говорит смешные, милые фразы. Она так радуется, когда я возвращаюсь с работы. Мой старший сын, напротив, очень независимый. Когда я пытаюсь его обнять перед тем, как отпустить в школьный подъезд, он волком на меня смотрит. Я уже скучаю по тому времени, когда он тоже был забавным, как его младшая сестра. Я скучаю по временам, когда любую ссору или проблему можно было решить поцелуем. Теперь он гораздо более сложный механизм. И как всегда – я с нетерпением жду, когда в его развитии наступит новая стадия, и он будет причесываться без ругани или признает важность домашних заданий.

Что я пытаюсь тут сказать? Я постоянно смотрю вперед, в будущее своих детей с надеждой, что там исчезнут проблемы, которые есть сейчас. Но, по правде говоря, с каждой новой стадией приходят новые испытания и ностальгия по тому, что уже не вернуть. Я не понимаю, почему нельзя остановиться и насладиться тем хорошим, что есть сейчас. Милота и забавность. Всегда повышающий настроение заразительный смех нашей двухлетней дочери. Зачем ворчать по поводу ее неспособности проспать всю ночь и ждать новой стадии в ее жизни, как будто я не знаю, что эта стадия принесет новые неожиданные проблемы?

Когда Тристан в маленьком возрасте не спал ночью, я был студентом колледжа и на полную ставку работал официантом в ресторане. Я до сих пор помню, как засыпал в университетском автобусе, просыпаясь в самых неожиданных точках города. Помню, как однажды так устал, что чуть не заснул, прислонившись к стене в ресторане, где я работал. Но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что был настолько занят работой и учебой, хотя и чувствовал себя ужасно в течение дня из-за постоянного недосыпа, я очень мало времени проводил со своим новорожденным сыном. Я часто ловил себя на мысли, что все, что делаю – учусь, работаю и приношу домой зарплату. Те бессонные ночи, когда я укачивал нашего сына в кроватке, пытаясь его таким образом усыпить – были теми редкими моментами, которые мы с ним проводили вместе, когда я реально был его отцом. Я смотрел на его милое личико, и мне казалось, что в тот самый момент я был его защитой и опорой. И удовольствие от этого я смог рассмотреть только сейчас.

Когда я это все вспоминаю, я начинаю по-настоящему понимать слова той медсестры: «Жизнь проходит слишком быстро». У родителей есть ностальгия по теплу прошлого и голод по чему-нибудь новому в развитии ребенка, когда они закрутились в круговороте настоящего. Жизнь родителей полна стресса и хаоса, но когда все утихает, остается ощущение потери. Ты начинаешь скучать по забавности своего ребенка, когда он был маленьким, как тебя это смешило до слез. Надо было в те моменты замедлить бег, насладиться настоящим, а не взирать утомленным взглядом в будущее, от которого ждешь облегчения.

Поэтому сегодня, когда Аспен снова нас разбудит, как она делает каждую ночь, я не буду с ней бороться. Ну, или попытаюсь этого не делать. Я попробую разглядеть ее начинающие уже темнеть светлые волосы и подумать о том, какая она милая и невинная. Посмотрю на ее маленькие ножки, обниму ее и буду смаковать, как её носик дышит в мою грудь. Я буду наслаждаться ею такой, какая она есть сейчас, не желая приближать день, когда она вырастет и покинет наш дом. А ведь это и так произойдет слишком скоро – жизнь течет очень уж быстро.

Читайте также статью работающей мамы о важности слова «Сейчас».

Источник: Портал ХРИСТИАНЕ.РФ
 
 
 
 
 
 
 
Мифы старой Лукреции [часть 2]
Как Чехов обидел мою десятилетнюю дочку
Радикальная честность