Я так и не стала натуралкой. Возможно, цели такой и не было

Почему я приняла библейскую сексуальную этику ещё до того, как ее поняла.

Это история не про то, как быть геем или стать натуралом.

Хотя, наверное, я забегаю вперед. Давайте отмотаем все к началу. Мои родители встретились в гей-клубе в Сан-Франциско. Просто моя мама искала безопасное место, где можно потанцевать, не думая ни о чем. А мой отец работал там охранником. Он нас обоих потом бросил, а перед тем как бросить, регулярно нас бил. Я о его существовании не знала, пока мне не исполнилось 10 лет. К тому времени моя мама уже вышла замуж второй раз.

Когда я была маленькой, спать я могла ложиться в любое время. Мне разрешали cмотреть фильмы ужасов на ночь с самого раннего возраста. В вопросах секса от меня ничего не скрывали. При мне рассказывали истории и анекдоты, а когда мне было 10, я даже помогала маме вырезать из взрослого журнала картинки, чтобы подготовить коллаж для холостяцкой вечеринки.

В 14 я познакомилась с моим первым парнем. Мы смеялись на шутками друг друга, смотрели одни и те же телепередачи и отлично общались. А потом, как это часто у подростков случается, мы расстались.

А уже через год я познакомилась со своей первой девушкой, мы посещали курс европейской истории вместе. Она была старше меня, очень красивая и популярная. Я оказалась способной ученицей, хорошо и быстро усваивала предмет, поэтому она попросила меня помочь с учебой. Когда мы встретились у нее дома, что-то было не так, как всегда. Разговор шел легко, быстро, неожиданно. Я поразилась ее красоте.  И моя к ней симпатия была сродни той, что другие девочки испытывают к парням.

Всю следующую неделю я задавалась вопросом: «А нормально такое чувствовать по отношению к девушке?» Я что-то слышала о том, что церковные люди такие вещи проклинают, но ответить на вопрос «почему» не могла. Я понятия не имела, что Библия что-то там говорит о человеческой сексуальности. И уж тем более я не могла подчиниться тому, что могло в этой книге об этом говориться.

Первый поцелуй

Я поставила себе цель: до того, как эта девушка уедет в колледж, она должна меня поцеловать. Я привирала о своем сексуальном опыте, стратегически всегда попадалась ей на глаза и заводила разговоры, которые должны были направить мысли в романтическое русло.

Тем временем наши отношения постепенно превращались в настоящую, крепкую дружбу. Она стала первым моим сверстником, с кем я могла обсуждать идеи, литературу и другие серьезные темы. В какой-то момент это перестало для меня быть игрой – я влюбилась.

Летом она спросила меня, что я хочу получить на шестнадцатилетие. Мое сердце учащенно забилось. Я сказала, что хотела бы от нее поцелуй. В момент, когда это произошло, я почувствовала, что спала какая-то завеса. Словно черно-белый мир вдруг разродился целой палитрой красок.

Переход из моей маленькой школы в Йельский Университет был очень волнительным: я устроилась на гуманитарную программу для первокурсников, встретила много замечательных людей из разных стран и имела неограниченный доступ к алкоголю. Все это казалось слишком хорошим, чтобы быть правдой.

А потом я узнала, что моя подруга изменяла мне с необразованным, полубездомным парнем. Когда пришло время рождественских каникул, я навестила ее в университетской общаге, но это был крайне холодный визит, все было кончено. В рождественское утро я сидела на ее кровати и читала «Дон Кихота», пока она любила своего нового парня в соседней комнате. «Во что превратилась моя жизнь?» – думала я.

Погуглить Иисуса

В следующем семестре в Йеле, на уроках философии мы обсуждали знаменитые слова Декарта, cogito ergo sum («мыслю, следовательно существую»), как эти слова повлияли на его восприятие реальности и природы Бога. Оставив былое пренебрежение, я начала задумываться о возможности существования Создателя. В своей комнате я начала втихаря гуглить религиозные термины, как подросток втихаря ищет порнографию. Когда входили мои соседки, я испуганно закрывала крышку своего ноутбука, делая вид, что повторяю французский.

Я уже даже и не вспомню, что это были за термины. Но в той лавине веб-страниц я впервые встретилась с именем Иисуса. Трудно описать предубеждения, которые жили во мне в тот момент. Но слова «древние консерваторы» или «тупые традиционалисты» отчасти описывали мое отношение к христианству. При этом статьи и отрывки из Писания, которые я нашла, создавали совсем другое впечатление. Раз за разом я видела, как Иисус замечал, оказывал честь и служил людям, на которых я бы даже не посмотрела. Но меня беспокоило подозрение, что моя жизнь направлена против Бога.

В то время я была знакома с двумя девушками, находящихся в серьезных отношениях. Одна из них готовилась стать лютеранским пастором. Я захотела узнать, как они могут совмещать свою жизнь с учением Христа. Они заверили меня, что все противоречия возникают лишь из-за исторических ошибок в толковании Писания. Мне всучили какую-то брошюру, и я отправилась в свою комнату, чтобы поскорее узнать, что Библия на самом деле говорит о сексуальности.

Брошюра была складно написана. Мне она очень понравилась. Но когда я начала читать стихи, которые там приводились в качестве аргумента, я сильно разозлилась. Ревизионистские толкования совсем не сочетались со смыслом использованных в Библии слов. Почувствовав обман, я с отвращением бросила брошюру на пол. Всё ясно, было глупо с моей стороны надеяться, что в этой старомодной религии найдется для меня местечко.

Несколько дней спустя я была в комнате подруги, католички, и заметила на полке книжку с пронзительным названием «Просто христианство». Про Клайва Льюиса и его книгах я ничего не знала, но название меня заинтриговало, и я тайком спрятала эту книгу себе в сумку.

Я читала, будучи не в силах остановиться. Однажды, сидя между занятиями в библиотеке, я отложила книгу посреди главы, так как меня осенило: Бог существует! Ни мое сердце, ни моя голова не может это больше отрицать. Но с признанием очевидного пришла паника: мне придется признать свое зло. Я лгала, обманывала, я была жестока. Я даже украла книжку у своей милой подруги! Как мне смотреть в лицо чистому, святому Богу?

Когда я подумала над тем, что сделал Иисус, как Он пережил отчуждение от Бога, чтобы я могла к Нему присоединиться, пришло понимание – было бы глупо отказываться от Его предложения. Мое сердце переполняла благодарность, я закрыла глаза и помолилась, подчинив свою жизнь Христу.

Вопрос доверия

В следующую субботу студенты-христиане из Йельского Университета устроили вечеринку на День Валентина. Мне все еще было неловко признавать, что я приняла Христа, поэтому я пришла попозже и сделала вид, что оказалась там случайно. Когда второкурсница спросила меня, почему она меня никогда раньше не видела, я пробормотала, что стала христианкой только два дня назад. Моя собеседница слегка опешила. Она подвела меня к группе первокурсников, которые позвали меня на молитвенной собрание утром в понедельник.

И я пришла. Мне дали Библию в дешевом бумажном переплете, ответили на мои странные вопросы и пригласили на группу изучения Библии во вторник вечером. Я пришла, взяла с собой подаренную Библию. Два старшекурсника провели занятие по отрывку из послания к Ефесянам. Это было восхитительно: настоящие люди, по-настоящему изучают Библию и применяют её слова в своей жизни.

Весь семестр я ходила за этими студентами, как маленький утенок, следила за тем, что они говорят и делают. Но, выбрав Иисуса, я не получила ответов на все мои вопросы. А конкретно, что мне делать с моим естественным, непобедимым влечением к женщинам? Что говорила об этом Библия, мне было предельно ясно: на желаемое мною наложено строгое табу. Но я не могла понять почему. Как любящий, близкий и ищущий дружбы Бог может запретить любовь, близость и дружбу?

Это был мой первый урок христианской жизни: как покориться Богу в том, что не понимаешь. Все свою жизнь я была готова согласиться лишь на то, что могла понять. Как я могу теперь согласиться на что-то, от чего так трудно отказаться, не получив никаких объяснений?

В конце концов, все свелось к вопросу доверия. Я знала, что Иисус достоин доверия, потому что Он пошел на великую жертву ради меня. Он покинул покой и комфорт, радость от того, что любит и любим, и спустился на землю, чтобы пройти через страдания. Он взял на себя боль и позор смерти преступника, испытал на себе гнев Отца, чтобы принять меня. Разве могу я Ему не доверять?

Послушание веры работает, когда вера возлагается на личность, а не на правила. Само по себе правило приглашает нас к суду, обсуждению разумности правил. Но правила, исходящие из отношений, помогают нам пройти путь к верному послушанию. Когда ребенок не понимает требований матери, именно характер матери будет играть главную роль в том, что произойдет далее. Жесткая, капризная мать встретит противление. Любящая, заботливая мать внушает доверие, потому что есть уверенность, что она на твоей стороне.

В одном из самых драматичных отрывков Библии об испытаниях веры Бог приказал Аврааму принести в жертву сына Исаака. Если бы Авраам не считал себя другом Бога в тот момент, он бы не подчинился. Но он, однако, был другом Бога. И посреди испытания он не сомневался, потому что знал Бога и Его характер.

Бог вовремя вмешался в ситуации с Авраамом, поможет Он и мне. Но как? Уберет мое влечение к женщинам? Первые годы моих шагов в христианской вере у меня были знакомые христианки. Они были духовными, близкими подругами. Но они были абсолютно неэротичными для меня. Но были и другие знакомые, с которыми возникала персональная и сексуальная химия, затягивающая меня обратно к старым привычкам. Почему Бог не починит меня?

Постепенно я начала понимать, что ответ был не в том, чтобы сделать меня натуралкой. В Библии нет заповеди быть гетеросексуалами. Я изучала, разговаривала и молилась. Постепенно я поняла вот что: секс не был для Бога открытием, которое Он поспешил от нас спрятать и запретить заповедями, Он создал секс, чтобы научить и благословить нас.  Когда Его учение шло вразрез с моими инстинктами, отказ от своих желаний стал еще одним способом заявить Богу: «Я тебе доверяю!»

Это доверие постоянно проверялось на прочность. Моя школьная подруга позвала меня начать все сначала, но я отказалась. Потом я влюбилась в старшекурсницу в Йеле, но любовь Христа меня удержала.

Радость и исцеление

Бог приготовил свою милость для меня в момент отчаяния, когда я, как дура, вернулась к своей первой подруге и провела с ней ночь. Пока я убеждала себя, что Бог меня простил даже за это, Он приготовил для меня мужчину. Мы встретились прошлым летом во время миссионерской поездки. Мы стали друзьями, но он мне был интересен исключительно как друг, никакой романтики. Он знал о моем прошлом все.

На третьем курсе он попросил разрешения навестить меня в университете. Меня тяготило чувство, что у него есть ко мне романтический интерес. И, разумеется, он приперся с цветами. Я напомнила ему, что переспала с большим количеством женщин, чем он когда-либо себе сможет позволить. А он не отставал: если Христос меня простил, то уж он точно не имеет права что-то иметь против меня.

Я продолжала бороться. Он не привлекал меня в сексуальном плане, но мне нравился его характер, его благочестие, его теплота и наши общие ценности. Разве нормально продолжать с ним встречаться, если эти отношения никак не похожи на мой прошлый романтический опыт? Какие-то фиктивные отношения получаются, нет? И все-таки я видела, что он меня любит, что он будет хорошим мужем и отцом, что он будет вести меня к Иисусу. Я даже почувствовала, что в физическом плане тоже может получиться любовь, может не столь естественная, а, скорее, приобретенная, выученная.

Шаг за шагом Иисус открывал мои глаза на иной вид человеческой любви, которую я раньше не видела, которая основывается на посвящении и духовной радости, а не страсти ради страсти. И снова я подчинилась еще не понимая. Я вышла замуж за молодого человека до того, как смогла по-настоящему влюбиться в него. И все потому, что я прежде возлюбила Иисуса.

Именно здесь люди обычно спешат сделать вывод. И геи, и натуралы начинают задаваться вопросом, а было ли у меня на самом деле влечение к женщинам? Я слышала, как христианки с гордостью заявляли, что Бог исцелил меня от гомосексуальности. Они решили использовать меня в качестве символа, хотя я совсем для этого не подхожу.

Правда в том, что через десять лет семейной жизни, когда я испытываю к кому-нибудь физическое влечение кроме моего мужа, этот кто-то – женщина. Да, мой брак стал для меня радостным и целительным. Когда меня спрашивают о моей ориентации, я обычно отвечаю – «замужем», со всеми благословениями и проблемами, как у других семейных пар, с тем же источником надежды и сил – Духом Святым.

Я никогда не буду утверждать, что брак – это нормальный или правильный путь для большинства христиан с гомосексуальными наклонностями. Гетеросексуальность не является конечной целью, верность Богу и радость, происходящая из отношений с Ним – вот цель! Для некоторых верующих верность Богу повлечет обязательство находиться в пожизненном целибате. Но до тех пор, пока мы не будем продвигать видение полноценной, радостной церковной семьи, целибат продолжит выглядеть тупиком. Мы не можем отказаться от чего-нибудь хорошего, если нам не предложат чего-нибудь еще лучше.

Бог призывает нас быть общиной, где  есть близость, любовь, истина и благодать. Это его инструмент для защиты, формирования и подготовки нас к жизни в Его присутствии. Не важно, призваны ли мы к браку или безбрачию, каждая история преображения во Христе предназначена для осуществления в общине.

Именно поэтому это история не моего превращения в натурала, которого так и не произошло, потому что не в этом было дело. Это история моего обретения полноты, которая продолжается день ото дня.

Источник: Портал ХРИСТИАНЕ.РФ
 
 
 
 
 
 
 
Пятилетний подросток
Тренд лета 2012
 День защиты детей