Я – свободный человек!

Леруся учится учиться. Почти учится. Почти учиться. Рисование. Чтение. Хор. И эти, как их там... индивидуальные занятия на синтезаторе. Это как бы пианино, но вроде и нет. Все лето занимались. И толк от занятий есть. Теперь у Леры два главных развлечения: читать все, что можно успеть прочитать через окно двигающегося по городу авто, и набирать в гуггл слова «верблют», «птитца», «варабей» и т.д., чтобы увидеть в результатах поиска картинки и видеоролики. Гуггл, к слову, к писательским талантам моей дочери снисходителен и находит именно то, что и нужно найти. Рисование тоже уже где-то глубоко в крови, потому что Лера рисует постоянно. А вот пианино...

Перед очередным уроком на прошлой неделе Леруся как-то подавленно притихла. А на дежурный вопрос «Пойдем сегодня на синтезатор?» ответила недежурным тихим и неуверенным «нет». Пришлось прервать обычное течение дел и спросить почему.

— Меня там ругают.

Я понимаю, что скорее всего не ругают, а постоянно поправляют и мало хвалят, и списываю все на неспособность молодой и гордой преподавательницы найти общий язык с маленькой девочкой. Но в конце концов и деньги мы как раз платим не за результат, а за процесс. И контакт — это неотъемлемая часть этого процесса.

У меня же есть еще другой процесс в голове. Леруся должна научиться говорить, что она хочет, и стоять на своем. Разговор дальше идет примерно так.

— Лера, после хора ты подойди к Алисе (хозяйка детского центра) и скажи ей, что на синтезатор ты идти не хочешь. Пусть она нам позвонит, и мы за тобой сразу придем. Хорошо?

— Я боюсь.

— Ну если ты не хочешь идти на синтезатор, надо об этом сказать.

— Я боюсь.

— А ты сделай вот что... Громко-громко скажи: «Я — свободный человек!» Можешь? Давай порепетируем.

— Я. Свободный. Человек.

Эти три слова были такими теплыми и нежными, что пришлось включить тактику тренера команды из какого-нибудь американского фильма про футбол.

— Громче!

— Я — свободный человек!

— Еще громче!

И тут на всю квартиру, словно летняя гроза, раскатилось пронзительное: «Я — свободный человек!» Леруся, походу, поверила в силу этих слов и получила свой заряд решительности.

Разумеется, после хора она ничего никому так и не решилась сказать. Не решилась ничего сказать и в следующий раз. Только с каждым разом становилась все грустнее и грустнее. Пришлось вмешаться родителям и занятия отменить.

В воскресенье по Собору Петра и Павла на Китай-городе носился пятилетний комок счастья. «Я — свободный человек» — десятки невидимых друзей непонятного персонажа по имени «Эхо» разносили радостную весть в каждый уголок лютеранского храма.

> Константин Гусихин
 
 
 
 
 
писАл папаша
 
 
Любить мамочку!
Коляска для новорожденного
Мифы старой Лукреции [часть 2]